Поиск

Доктрины

Авторизация

Наш баннер


Кто онлайн

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Главная » Доктрины


Об отношении к миру и государству

"Ибо всё что в мире: похоть плоти,
похоть очей и гордость житейская,
ни есть от Отца, но от мира сего."

(1 Ин. 2:16)

1. Мир и его культура

CВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ СОВЕТУЕТ: «НЕ ЛЮБИТЕ МИРА, ни того, что в мире» (1Ин.2.15). Это заявление выглядит от-влеченно и старомодно, особенно для христиан третьего ты-сячелетия, которые не пережили гонений и которое живут в странах, где христианство в почете и где называть себя христианином считается хорошим тоном. Как современному человеку «не любить мир» в этих условиях? Что понимает Библия под словом «мир»?

  • Что представляет собой мир?
  • Что предлагает мир и что даёт Бог?
  • Мирская и христианская культура
  • Что избрать?
  • 2. Церковь и государство

    "Итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божье Богу"(Мф. 22:21)

    Христос некогда произнес слова, которые стали крылатой фразой на все века: "кесарю следует отдавать то, что находится в его ведении, а Богу следует отдавать Божье". Эти слова с совершенной очевидностью указывают на существование двух важных сфер, с которыми соприкасается каждый человек. В образе кесаря Иисус представляет Государство как общественное установление и аппарат управления нацией. «Божье», по мысли Иисуса, принадлежит к другой сфере человеческого бытия и представлено на земле Церковью Христовой, состоящей из спасенных душ. Поскольку христиане живут одновременно в двух сферах, являясь членами Церкви и гражданами Государства, им всегда трудно найти правильное равновесие между этими областями.

    Если они не умеют поддерживать состояние парадоксальной двойственности и жить в равновесии между этими двумя сферами бытия, то неизбежно придут к какой-либо крайности. Либо они будут отвергать Государство и воображать, что, будучи на земле, они смогут жить исключительно по законам Небесного Царства, либо, наоборот, будут настолько подчиняться земным государственным законам, что совершенно проигнорируют требования Христа и перенесут действие законов Божьих только в вечность. И то и другое не оправданно Священным Писанием.

    Как же соотносятся между собой Церковь и Государство? В какой мере христиане должны быть вовлечены в общественные и го­сударственные взаимоотношения, и в какой мере политики могут влиять на Церковь. Почти две тысячи лет назад Христос впервые в истории показал возможность разграничения Государства и Церкви. В языческом мире религия всегда была принадлежностью госу­дарства, да и христианство, в своем подавляющем большинстве, не умело разграничивать эти две сферы. Церковь и государство разли­чаются между собой по многим признакам - по происхождению, по методам воздействия, по сфере действия.

    Деятельность правильно построенного государства распространяется на повседневную, земную жизнь каждого человека и обеспечивает чисто временные интересы граждан: защиту от посягательств на собственность или на личность, равенство перед законом, свободу совести, мнения и другие виды свобод. Обеспечивая свободу совести, государство тем самым признает за гражданином право избрания своих жизненных идеалов. Например, если гражданин любит животных, или не есть мясо, или верит в Бога - это не касается государства, так как не противоречит его законам и назначению. Назначение государства - обеспечить справедливые и равные условия для всех своих граждан, поэтому до тех пор, пока свобода отдельного гражданина не препятствует свободе других граждан, правильно действующее государство не может ограничивать его свободу.

    Государство является одним из институтов общества, это политический порядок, с помощью которого общество защищает и развивает себя. С этой точки зрения Государство должно становиться защитником совести и прав всех своих граждан и их религиозного равноправия, а не какого-либо одного вероисповедания. При этом функция Государства должна состоять в недопущении навязывания какого-либо одного мировоззрения.

    Церковь не связана ни с какой, даже с самой прогрессивной формой правления, ибо сфера ее действия - душа человека. Церковь ставит людей перед лицом вечности. Она смотрит на жизненные проблемы не с точки зрения одного дня или часа, она господствует над временем и преходящими спорами и взирает на все вопросы в их непосредственном отношении к Богу. Иисус Христос -Глава Церкви, пришел на землю не для разрешения сиюминутных политических и юридических проблем, а для совершения и утверждения несравненно более великого - утверждения Царства Божьего. Поэтому Он и отказывался решать вопросы наследства (Лк 12:13-14) или правомочности уплаты подати.

    Не значит ли это, что Христос хотел отнять у гражданского общества всякую религиозную мысль и сделать из него область, недоступную для божественной деятельности? Многие политические лидеры III тысячелетия думают, что государство должно совсем изгнать религию из общества, превратив ее в частное дело каждого гражданина. Разумеется, это не так, ибо нет ни одной сферы, закрытой для религии, так как любое общество состоит из людей, на душах которых есть изображение Бога, как на римском динарии было изображение кесаря. Апостол Павел выражает это в следующих словах: «Едите ли, пьете ли, или (иное) что делаете, все делайте в славу Божью» (Шор. 10:31). Если самые незначительные действия в нашей жизни должны быть относимы к славе Божьей, то как закрыть для нее область общественной жизни? Церковь везде должна вносить мысль о справедливости, равенстве и милосердии.

    Для Божественной силы нет преград, поэтому Евангелие проникло во все сферы земной жизни: в искусство, поэзию, моральные и этические кодексы, и даже нашло, пусть далеко не полное, отражение в законодательстве большинства государств. Достаточно вспом­нить, к примеру, что высшим идеалом государственности является справедливость, представленная в Священном Писании как один из атрибутов Бога. Но метод, каким действует государство для достижения самых высших и лучших идеалов, в корне отличается от методов церковного воздействия.

    Орудие государства - сила. «Он не напрасно носит меч» (Рим. 13:4), - говорит апостол Павел о начальствующем. В соответствии со своими функциями государство требует от своих граждан безусловного подчинения и даже самопожертвования, а при необходимости имеет право принуждать их выполнить закон. Сила же Церкви-в Слове. Слово Божье - это ее меч. Ее всепроникающий Дух изображается в виде голубя - символа мира. «Оружия воинствова-ния нашего не плотские» (2Кор. 10:4), - сказал величайший завое­ватель душ, какого когда-либо знала Церковь.

    У многих людей возникает вопрос: если Церковь независима от государства и отделена от него, если сфера и способ ее деятельности духовны и, следовательно, более высоки, то имеет ли право государство диктовать и требовать определенного поведения от верующего гражданина? Безусловно имеет. Но исключительно в своей сфере, в сфере обеспечения свобод для всех без исключения граждан. То есть, если Церковь нарушает сферу Своей компетенции и силой навязывает гражданам определенные духовные законы, государство может и должно остановить подобные действия силой закона. Известно, сколько вреда причинила своему авторитету Церковь, когда она посягала на государственные функции. Ничем не смыть темное пятно, которое нанесла себе католическая церковь инквизицией и судами над еретиками, где силой пытки людей «возвращали в лоно истинной веры». Не менее темным пятном на теле Церкви лежит насильственная православная религиозность Российской Империи, которая привела к революционным действиям 1917 года или официальная антисемитская политика лютеранской церкви, поддержавшей Гитлера в его геноциде против евреев. С другой стороны, если государство навязывает Церкви определенную систему поведения и ограничивает свободу личного вероисповедания ее членов, Церковь не может подчиняться такому грубому вмешательству в свою сферу. 70 лет советского атеизма показало пагубность вме­шательства государства в церковную жизнь, от чего страдали не только верующие, но и само государство.

    Но неподчинение Церкви не должно выливаться в формы противоестественные для Нее. То есть, неповиновение не может и не должно принимать форму мятежа или применения силы против государства. Идеальный пример в этом отношении подавало раннее христианство. Римские императоры часто требовали поклонения себе как богу. В этом они переступали границы государственной сферы и вмешивались в сферу Божью, хотя это было естественной частью языческого мышления того времени. Христиане не подчинялись этому установлению кесарей, но они не поднимали при этом вооруженных восстаний, не устраивали демонстраций протеста. Самое большее, что позволяли себе христиане I века - это спасаться бегством, и только значительно позже появились апологеты, которые пытались искусством слова защитить гонимых. Но в случае, когда их пытались силой заставить поклоняться кесарю, они шли на пытки и не допускали императорам посягать на их личную духовную жизнь, ценой самой своей жизни.

    Конечно, определить в реальной практической жизни, что именно принадлежит кесарю, а что принадлежит Богу, - это одна из самых трудных задач для христиан всех времен. Часто в жизни возникают очень тонкие и щекотливые ситуации, в которых трудно найти ясный и недвусмысленный ответ. Совет в таких случаях может быть один: поступать в соответствии с голосом совести и действием Духа Святого, живущего в сердце каждого истинного верующего. «Все, что не по вере, - грех» (Рим. 14:23). Следует помнить, что христианство - есть дело Божьего откровения, и оно не зависит от случайного мнения большинства, то есть от демократического голосования. Если общество демократическими приемами попытается принять правила, относящиеся к духовному устройству, то можно заведомо предсказать, что оно ошибется и такие правила выполнять христианину не следует. Вера и авторитет Церкви не от общества, следовательно, Церковь не может подчиняться обществу.

    К сожалению, история христианства показывает, как трудно Церкви и Государству найти правильный баланс взаимоотношений. По сути, вся история - это летопись борьбы Церкви и Государства, в которой то Государство пыталось вторгнуться в сферу деятельности Церкви, то Церковь пыталась принять на себя государственные полномочия. С высоты истории, ясно видно как по-разному нарушался евангельский принцип разграничения Церкви и Государства за последние две тысячи лет. На Западе, со времен расцвета папства, Церковь постоянно подменяла собой Государство, копируя царей и руководя политическими интригами, пытаясь осуществить теократию. На Востоке, со времени Ивана Грозного, а особенно с устранением патриаршества Петром I, Церковь оказалась подчиненной государству и рассматривалась только как одна из многочисленных функций общественного организма. Фактически Петр I и все последующие императоры-самодержцы лично руководили церковной деятельностью в Российской империи.

    История свидетельствует: если Кесарь требует часть Божьего, - это ошибка, но если Церковь присваивает Себе право или способ действий, принадлежащий Кесарю, - это не меньшая ошибка. Апостол Павел указывает: «Нет власти не от Бога; существующие же влас­ти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божьему установлению» (Рим. 13:1-2). Это значит, что Господь обя­зывает Своих чад добросовестно подчиняться земным законам того государства, в котором христианин проживает, независимо от того, является ли это государство христианским или языческим. И далее апостол Павел конкретизирует: «Итак, отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим. 13:7). Таким образом, Господь призывает верующих на всяком месте и всякому начальствующему отдавать должное. Не более и не менее того. Причем «должное» определяется не земными законами и установлениями, а Словом Божьим. То есть, христиане обязаны проявить разумное и честное содействие обществу, в котором они живут, но их души должны принадлежат^ Богу, их духовная жизнь, а следовательно, и общественное поведе* ние должны определяться Божественными установлениями.

    Настоящие христиане не живут «двойной» жизнью: в обществе они такие же, как окружающие их люди, а в церкви они святые и по­священные Богу. Христианство должно пронизывать все сферы бытия верующих. Оно должно определять их вкусы, ценности, поведе­ние и способ жизни. Если этого нет, то христианство теряет свою соль и превращается в фарисейство и ханжество. Следовательно, сфера разграничения Церкви и Государства не может проходить через человеческую личность. Человек един и если он настоящий хри­стианин, то в его гражданском поведении будет проявляться христианство, а в его христианской жизни будут проявляться твердые гражданские принципы. Разграничения между Церковью и Государством могут и должны касаться только общества и регулировать об­щественное поведение людей.

    Каждый человек как личность и как гражданин своей страны может участвовать в выборах, он может подавать свой голос за оп­ределенные государственные решения, действуя по своему убеждению, но он никогда не должен употреблять на службу какой-либо группе людей тот нравственный авторитет, которым он облечен от Бога. То есть, никто из христиан не должен выступать в обществе от имени Церкви и по Ее поручению. Такие действия будут самым верным способом уничтожить авторитет Церкви. Церковь должна быть покровительницей свобод и мира, но никогда она не должна принимать участия в политических состязаниях. Было бы странно, если бы христиане, ожидая дня, когда раскроется истина и окончательно восторжествует справедливость, оставались бы равнодушными к по­бедам справедливости на земле. Поэтому все прогрессивное должно быть дорого для нас, но было бы еще более странно, если бы христиане стали строить Царство Небесное на земле, втянувшись в обыкновенную мирскую борьбу и действуя политическими методами.

    Таким образом, христианин должен стать законопослушным гражданином, но не более того.

    Апостол Павел, продолжая разъяснять римлянам вопрос взаимоотношений верующих с государством, пишет далее: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон» (Рим. 13:8). Христианин, подчиняясь земным законам справедливости, должен одновременно жить по другому, высшему закону любви. За ним всегда остается еще один всеобъемлющий долг - долг любви, и каждый человек на земле вправе ожидать от него проявления этой любви.
    В практической жизни это значит, что христианин должен на каждом месте не протестовать и проповедовать возмущение, а побеждать зло добром, внедрять любовь в сердца людей словом и личным примером, нести свет Евангелия, чьи законы выше всех законов земли, потому что они возрождают человеческую душу, а не просто ставят преграды злу То есть верующий отличается от другиххороших граждан не таким же, а более добросовестным исполнением всех земных законов, касающихся взаимоотношений между людьми. Поэтому апостол Петр, говоря: «Будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа... - подчеркивает, - ибо такова есть воля Божья, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей» (1 Петр. 2:13-15).
    Таким образом, не следует смешивать то, что разделил Христос, и в обеих сферах своей жизни, общественной и церковной, надо делать то, что христиане обязаны делать по Слову Божьему Только и небесном Отечестве Христос объединит в Себе истинного Кесаря и истинного Бога!

    Категория: Доктрины | Добавил: Dreher (30.08.2010)
    Просмотров: 1502 | Теги: Об отношении к миру и государству | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Наша Церковь

    Общение

    Фотоальбомы

    Навигация

    Друзья сайта
    Ходатаи молитвенники, Молитва за мир, молитвенное служение, ходатай

    Христианские фонограммы и минуса